Главная Социальная ответственностьПроектыИсторические спецпроектыТеплосеть Ленинграда-Петербурга: страницы военной летописи

Теплосеть Ленинграда-Петербурга: страницы военной летописи

Великая Отечественная война началась в самый разгар подготовки тепловых сетей к отопительному сезону 1941-1942 гг.

На фронте положение с каждым днем ухудшалось. Враг приближался к Ленинграду. Все чаще и чаще в городе объявлялись воздушные тревоги. Немецкие бомбы и снаряды несли разрушения и смерть. Ленинградские энергетики проводили огромную работу по защите оборудования и персонала, ремонту поврежденных котлов и турбин на электростанциях, электрических и тепловых сетей.

29 августа 1941 г. немецким войскам удалось занять станцию Мга и перерезать железнодорожную линию, связывающую Ленинград со страной. 8 сентября противник занял Шлиссельбург (Петрокрепость) и вышел на южный берег Ладожского озера. Многомиллионный Ленинград оказался в кольце вражеской блокады.

Несмотря на военные условия и близость фронта, сотрудники «Теплосети» подготовили оборудование к осенне-зимнему периоду 1941-1942 гг. Отопительный сезон был начат в установленные сроки, в условиях начавшихся бомбардировок города и повреждений тепловых сетей.

На 1 января 1941 г. в штате предприятия числилось 167 человек, из которых 28 были призваны в ряды Красной армии или ушли добровольцами в Народное ополчение.

Были израсходованы почти все запасы топлива, имеющиеся в городе, поэтому уже в декабре 1941 г. производство электрической и тепловой энергии резко снизилось. Это привело к введению жестких лимитов на теплопотребление и установлению в городе пониженных расчетных температур воздуха в помещениях: +16оС для больниц и детских учреждений, +12оС для жилых домов и +10оС для учреждений (в настоящее время нормативная температура воздуха в жилой комнате составляет +18оС).

Первая блокадная зима стала самой суровой. В городе встали трамваи и троллейбусы. В домах практически исчезли тепло и свет, перестал работать водопровод, и все это в условиях жесточайших морозов. Немцы, имея подробную карту города, целенаправленно бомбили объекты жизнеобеспечения.

Все больше давал о себе знать голод: хлебный паек был снижен рабочим до 250, а служащим до 125 граммов.

В январе 1942 г. в связи с резким снижением запасов топлива от теплоснабжения были отключены все потребители, за исключением госпиталей, школ, стратегических военных и правительственных зданий.

На всех энергообъектах имелись большие человеческие жертвы. Люди погибали от холода и голода, авиабомб и артиллерийских снарядов. Так, в течение осени 1941 г. – зимы 1942 г. от голода скончались 43 работника «Теплосети», а 17 пропали без вести.

Несмотря на огромные трудности с топливообеспечением, разрушения и людские потери, в энергосистеме блокадного города ни на минуту не прекращалась выработка электроэнергии. По заданию военного командования Ленинградского фронта энергетики выполняли сложные и опасные оборонные работы: восстанавливали энергетическое оборудование, прокладывали силовые кабели по дну Ладожского озера и проводили воздушную линию электропередачи, чтобы обеспечить осажденный Ленинград электроэнергией с Волховской гидроэлектростанции. Сколько нужно было иметь мужества и стойкости, чтобы выдержать все испытания, не дрогнуть, не опустить руки и продолжать выполнять свой трудовой долг!

Весной 1942 г. теплоснабжение всех потребителей прекратилось. К этому времени в «Теплосети» оставалось около 40 человек работающего персонала.

В целях экономии сил и средств, а также в связи со значительным сокращением теплоснабжения с 31 июля 1942 года Управление тепловыми сетями «Теплосеть» пришлось временно ликвидировать и поручить обслуживание сетей ЛГЭС-3 (ныне – ЭС-3 Центральной ТЭЦ ОАО «ТГК-1»). На станции был организован цех тепловых сетей, куда передали ремонтное оборудование и материалы, перевели большинство сотрудников. Другое имущество и часть персонала распределили по остальным городским ТЭЦ. Самостоятельную работу подразделения удалось возобновить лишь спустя два года.

Зимой 1942-1943 гг. теплофикация в осажденном Ленинграде практически не работала. Небольшое количество острого пара отпускали только ЛГЭС-7 (ныне – Василеостровская ТЭЦ ОАО «ТГК-1») нескольким важным военным объектам и ЛГЭС-4 (ныне – ТЭЦ НПО «ЦКТИ») – больнице им. С.П. Боткина. В блокадном городе наблюдалась высокая заболеваемость и летальность от сыпного тифа и лептоспироза. Труд ленинградских теплофикаторов позволил не прекращать лечебную и научно-исследовательскую работу инфекционистов и эпидемиологов.

 12 января 1943 г. войска Ленинградского и Волховского фронтов перешли в наступление, и в результате напряженных боев 18 января блокада Ленинграда была прорвана. Фашисты стали отступать.

После прорыва блокады положение с снабжением топливом городских теплоэлектростанций несколько улучшилось. По указанию и при поддержке Горкома ВКП(б) было принято смелое, но необходимое решение – рискнуть и запустить зимой в работу замороженные сети.

Как можно было не выполнить задание партии? В обстановке блокады Ленинграда, частых артобстрелов и недоедания под сугробами на мостовых разыскивались люки тепловых камер. Оттуда удалялись лед и снег, замерзшие трубы отогревались кострами. К 23 февраля 1943 г. энергетикам на короткое время удалось подать горячую воду и тепло в четыре городские бани: Казачьи (Егоровские), Щербаковские, Восточные и Красноармейские.

Невзирая на продолжающиеся военные действия, руководство города приняло решение о восстановлении теплофикации Ленинграда с осени 1943 г. В течение весны-лета 1943 г. ценой огромных усилий удалось обеспечить ввод в эксплуатацию почти 18 км тепловых сетей, к которым было присоединено 130 абонентов на общую нагрузку до 26% от довоенной. Отпуск тепла возобновили все теплоэлектростанции города.

Полное освобождение Ленинграда от блокады 27 января 1944 года дало энергетикам возможность значительно улучшить теплоснабжение от ТЭЦ. Наращивалась мощность оборудования, увеличивалась выработка электроэнергии и обеспечение теплом. Отопительный сезон первой половины 1944 г. был успешно завершен.

Приступив к восстановлению тепловых сетей, ленинградские теплофикаторы столкнулись со множеством трудностей. Участки каналов теплопроводов, тепловые камеры и подвалы домов были затоплены водой, завалены обломками обрушившихся зданий и кучами мусора. Теплотрассы и подвальные помещения расчищали от завалов.

Кроме того, для ремонта разрушенных трубопроводов требовалось большое количество материалов, которых в наличии не было. По всем недействующим предприятиям города пришлось искать остатки труб и задвижки, насосы, лебедки и сварочные аппараты. Разбирая баррикады и блиндажи на окраинах Ленинграда, люди собирали стройматериалы.

На многих адресах работы велись сверх планового задания: работники «Теплосети» изо всех сил старались помочь любимому городу как можно скорее возродиться из руин. Например, так был восстановлен теплопровод на Васильевском острове, питающий Дворец культуры им. С.М. Кирова, и в Ленинграде был в кратчайшие сроки введен в эксплуатацию необходимый культурно-просветительский объект.

Отопительный сезон 1944-1945 гг., который начался 28 октября 1944 г., Ленинградская «Теплосеть» отработала безаварийно. Его окончание совпало с окончанием Великой Отечественной войны.

Тяжелые испытания, которым подвергалась в блокаду тепловые сети Ленинграда, и опыт послевоенного восстановления системы теплоснабжения, без сомнения, внесли значительный вклад в развитие теплосетевого комплекса нашего любимого города. Причем они не только дали возможность судить о прочности оборудования. Наиболее полно раскрылись храбрость и мужество советских людей, которые в невероятно сложных условиях сделали все возможное и невозможное, совершили настоящий подвиг, чтобы обеспечить город на Неве теплом.

Самоотверженным трудом ленинградские теплофикаторы внесли достойный вклад в достижение Великой Победы!

Дальнейшая судьба «энергетических адресов блокадного города» сложилась по-разному. Некоторые здания сохранили и свое первоначальное предназначение, и исторический облик. Например, в доме 11 по Малому Казачьему переулку все так же размещаются Казачьи бани. Примечательно, что они открылись для посетителей осенью далекого 1879-го года.

Корпуса Городской инфекционной больницы им. С.П. Боткина, расположенные на Миргородской и Кременчугской улицах, и здание ДК им. С.М. Кирова (Большой проспект В.О., дом 83) тоже продолжают напоминать петербуржцам и гостям города о трудовом подвиге ленинградских теплофикаторов.

Многое из наследия не уцелело до наших дней. Дом 23 по 10-й Советской улице, где и во время войны (даже в период вынужденной временной ликвидации «Теплосети»), и в течение нескольких лет после ее окончания располагались ремонтные мастерские предприятия, сейчас обыкновенный жилой. Восточные бани, которые до середины 1970-х гг. занимали два флигеля во дворе дома 25 по Вознесенскому проспекту, тоже, к сожалению, не сохранились.

Другим домам совсем не повезло. На том месте, где стояло 3-этажное здание Щербаковских бань (до революции – бани А.К. Пурышева), снесенное в 1988 году, долгое время был пустырь. В 2000-х годах здесь построили новый жилой дом. Адрес у него, кстати, тот же Щербаков переулок, 4. Красноармейские бани (до революции бани братьев Тарасовых) работали до 1975 года во флигеле во дворе дома 7-9 по 1-й Красноармейской улице, выходящего фасадом на Державинский переулок. Дом, пока и не снесенный, находится не в лучшем состоянии.